В 1984 году мои родители переехали из города Минск в районный центр Смолевичи. Подоплека этого действия была очень проста:  мой отец бы строителем, и ему полагалась квартира в том доме, который он курировал. Для моих родителей получить отдельную квартиру, свою собственную, прямо с двумя комнатами, — верх желаний.  А им-то был всего тридцатник. Прикиньте, вы – молодая семья, ребенок малолетний (7 лет)  на руках, жили с родителями, а тут – своя квартира! Сейчас думаю – крутые они.
В общем, со второго класса я начал жизнь в районном центре. И — это было необычно. Учитывая, что первый класс минской школы № 134 я закончил с похвальным листом, в школе № 1 города Смолевичи мне было непросто. С одной стороны, я всегда знал ответы на все вопросы, с другой – решение моей мамы давать мне в термосе с собой куриную ножку и пюре резко выделяло меня из массы однокашников. В худшую сторону. Когда я честно выполнял наказ мамы и ел ножку с пюре в классе, вокруг обиралось много простых смолевичских одноклассников. И даже из параллельного класса приходили поглазеть. В общем, через неделю я в резкой форме отказался брать с собой термос с ножкой и пюре. Мама не понимала, в чем дело. Объяснить без слез не получалось. Слезы помогали слабо, но в итоге термос остался дома. Но клеймо придурка я нес на себе еще пару лет.
С другой стороны, уровень минской школы отличался от смолевичской, и я правда был умником. В худшем смысле этого слова для своих одноклассников: я быстрее решал задачи, правильнее складывал слова в предложения и в конечном итоге участвовал в школьных, районных и областных олимпиадах. Думаю, не очень многие школьники блистали одновременно в литературных, языковых (русский и белорусский), химических и физических олимпиадах. Но минутка самолюбования закончилась.
Когда я приходил домой из школы (приходил – важное слово, потому что я ходил пешком в школу, и пусть это было недалеко, всего километр, но все же), меня ждал список из минимум двух полезных дел: купить молоко и выгулять собаку. Иногда он дополнялся еще парочкой: пропылесить квартиру и вскопать грядки. В Смолевичах все было по-простому: есть квартира, есть и грядки рядом. Иди копай, сажай, собирай. Думаю, именно поэтому перестройка прошла для нас незамеченной. Помидоры, огурцы и картошка росли в 100 метрах от подъезда.
А потом наступало свободное время: играть в квадрат и гонять на велике. Сначала, конечно, в молочный магазин на велике с бидоном (три литра). Здесь подробнее остановлюсь. Анализируя своё прошлое, я понимаю, что наша семья питалась довольно скудно. Каждый день мы ели квашеную капусту, вареную картошку и курицу (довольно часто).  В выходные мама пекла пироги с корицей и маком. 3544Но каждый день я ездил в молочный магазин и покупал 3 литра молока и литр сметаны. Каждый день. Видимо, мы всей семьей выпивали три  литра молока и съедали литр сметаны. Я сметану не ел, и вопрос  кто? висит в воздухе.

Именно с поездкой в молочный магазин и связаны три самых важных моих детских воспоминания: у меня украли велосипед. Два раза. Я украл велосипед. Один раз. Это было так: родители подарили мне раскладной велосипед цвета «синий металлик»  (раскладушка «Аист»). 14376-c402388718c010d606decbee940fedfa

И я повесил эмалированный бидончик с земляничками на боку на руль, поехал в магазин за молоком.  Поставил велик в специальную великостоянку (раньше их было много) и пошел наполнять свой бидончик. Когда я вернулся, велика уже не было. Конечно, я уже все понял, но ходил вокруг магазина с мыслью: а вдруг случайно кто-то пошутил, и моя «раскладушка» стоит за стенкой? Или сзади, за другим магазином? Чудес не бывает, вы и сами это знаете, и вечером родители мне доступно объяснили правду жизни. Молоко было выпито в молчании. Булочки с корицей также оваций не получили (хотя их заслужили. Вообще, не ел вкуснее булочек с корицей, чем моя мама готовила. Но это так, лирика). Прошел год. Я повзрослел, родители размякли. Мне был подарен великолепный велосипед «взрослик», то есть «Аист дорожный» цвета «желтый металлик».

Такой же, только желтый
Такой же, только желтый

Вы уже понимаете, что «металлик» — слабое звено. Я долго гонял на озеро «Крюковщина», возил своего друга Антона на раме, а Сашу (не скажу его фамилии) на багажнике. Саша утонул потом, правда, в другом озере, а Антон неплохо себя чувствует, выступает за сборную Беларуси, но это неважно. Важно то, что мама отправила меня за молоком и за сметаной в молочный магазин. Конечно, я поехал, бидончик повесил на руль. Поставил велик в специальную великостоянку (сейчас они тоже появляются), и пошел наполнять свой бидончик. Когда вышел и не увидел своего золотистого прекрасного велика, то не стал обходить вокруг. Пошел прямо в милицию.
Общение с милиционерами подсказало только одно решение проблемы. В этом тяжело признаться, но прошло уже более 30 лет, и думаю, бог все видит. Поэтому наказал меня сполна. В общем, я пошел к молочному магазину пешком, а уехал на велосипеде. Он был цвета «синий металлик», и «металлик» в этом случае — слабое звено.
А когда мне исполнилось 15 лет, дедушка подарил мне мопед.

 

Пару слов о молоке и велосипедах

Post navigation


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *