Я вспомнил три истории про свои первые деньги: самые первые, самые первые большие и первые лёгкие, то есть свалившиеся с неба.

История первая, колхозная

Это было летом 1987 года. Мне еще не исполнилось 12 лет, но дата уже была совсем близко. Летние каникулы – отличная пора для детей и головная боль для родителей, особенно в то время, когда из средств мобильной связи были только рации у военных и миелофон у Алисы в фильме «Гостья из будущего». Родители на работе, а где ребёнок, чем он занимается и с кем – без понятия. Помню, играли как-то в «квадрат» во дворе, и прибежала чья-то мама, быстро пересчитала всех, спросила, где наши недостающие приятели, и побежала домой звонить. Оказалось, в этот день на Крюковщине – это озеро, куда мы ездили купаться с пацанами, — утонул какой-то паренёк. Так взволнованные родители стали обзванивать своих соседей, чтобы кто-нибудь посмотрел во дворе, все ли на месте.

Так вот, чтобы я не «болтался без дела», меня на целый месяц запихнули работать в колхоз. Благо дело происходило в Смолевичах, и правление колхоза имени Ленина было в паре километров от дома. Советский Союз осуждал детский труд только в капиталистических странах, а у себя очень даже приветствовал, так что агроном взял меня в оборот с удовольствием. Надо отдать должное, работа мне досталась необычная: не прополка и не рассада, а экспериментальное засеивание деревьев полезными насекомыми.

Каждый день в течение июня месяца жаркого лета 1987 года я приходил к 8 часам утра в колхозное правление, где мне выдавали баночку из-под майонеза, полную какой-то черно-серой тли, каждая особь которой была размером с маковое зерно. Эта полезная тля должна была убивать вредную тлю и попутно делать еще что-то хорошее и доброе. Моя задача была в том, чтобы пойти в яблоневый сад и палочкой аккуратно пересаживать эту тлю из банки на ветви яблонь. Так что активно сеять  добро в мир я начал уже в неполных 12 лет. Не помню точно, сколько деревьев полагалось населить из одной банки, но думаю, что штук 70-80. Колхозный сад был большим, сейчас на его месте целый коттеджный поселок выстроили, так что месяц я шарился по саду.

Клянусь, точно такой же сад
Клянусь, точно такой же сад

Сейчас думаю: 12 лет, лето, каникулы, а я каждый день в 8 утра уже как штык с банкой тли топаю на работу. Во сколько же я вставал? И, главное, в мыслях не было с родителями спорить или прогулять. Странно это всё.

В конце месяца я получил расчёт: ровно 16 рублей советских денег. Отдал папаше, и он заправил нашу жигули- шестёрку по кличке «Антилопа Гну» высокооктановым 93-м бензином. Тогда литр АИ-93 стоил 40 копеек, так что получился ровно целый бак: 40 литров. И мы поехали в Крым отдыхать.

История вторая, барыжная

В 1994 году я окончил 2 курса университета. Мне почти исполнилось 19 лет, и весь мир был у моих ног. Для окончательного покорения не хватало малости: немного денег. В то время как раз начала активно развиваться тема перегона машин из Литвы в Беларусь, и я подумал: почему бы и нет? Поехать в Вильнюс, точнее, в Марьямполь на рынок, купить машину, пригнать в Минск, точнее, в Малиновку на рынок, продать машину.

Автомобильный рынок в Марьямполе
Автомобильный рынок в Марьямполе

Вот и вся несложная схема. Деньги я собирался взять в долг у родителей, а потом вернуть.

В жизни всё оказалось намного интереснее. Сейчас я не буду подробно описывать все приключения, которые на меня свалились за 3 этих воистину экстремальных дня. Просто опишу по порядку людей, с которыми мне пришлось столкнуться за это время и которые оказывали различное, но важное влияние на результат моей авантюры. И степень их влияния. Итак: белорусские таможенники, которые изъяли у меня часть денег на таможне (что нашли) и из-за которых я опоздал на рынок в Марьямполе, литовский таксист, который отвез меня на рынок в Каунас, а потом назад, литовские перекупщики, у которых я переночевал в машине, литовский перекупщик, у которого я купил жигули-«пятерку» морковного цвета с просроченными транзитными номерами, литовские полицейские, которые хотели с меня снять 200 долларов штрафа за эти номера, но за 50 согласились с мигалкой эскортировать меня прямо до границы, литовские таможенники, которым я сказал, что полицейские – мои друзья, и поэтому они пропустили меня без очереди. Затем были белорусские таможенники, с которыми такой фокус не прошел, и я проторчал, оформляя машину, 6 часов на границе.

"Пятёрка" морковного цвета
«Пятёрка» морковного цвета

Потом был жуткий туман, порванный ремень генератора, ночёвка на обочине возле Ивья, русский перегонщик, который попросил слить ему бензина из бака, чтобы дотянуть до заправки, а взамен обещавший привезти новый ремень генератора. И, конечно, пропавший с концами. И простой белорусский мужик, который этот самый ремень мне подарил, да еще помог его установить. И финал – рынок в Малиновке, куда я заехал, поставил машину в ряду таких же, выставил табличку с ценой и завалился спать на заднее сиденье. Процесс продажи осуществился без моего участия, будущий владелец морковной «пятёрки» растолкал меня, мы быстро оформили договор купли-продажи, и я поехал домой на электричке.

Эта безумная поездка длилась три дня, за которые я спал в общей сложности часов 8, подарила массу интересных встреч, новые знания и 400 долларов прибыли, что по тем временам было очень неслабо. Деньги я отдал родителям, чтобы они сохранили их до следующего раза (до следующей поездки, которая-таки состоялась).

Сейчас думаю: неполных 19 лет, поехал в другую страну в одиночку, с деньгами. В те самые «лихие 90-е». Как меня там не пристукнули ночью на рынке? Не понимаю.

История третья, лёгкая

В 1997 году мне было 22 года, и я работал в газете «Имя». Работал репортером, ходил на разные меропиятия и тусовки. И попал как-то на отбор белорусских девушек-моделей для участия в мировом конкурсе Elite Model Look. Этот отбор проходил в помещении белорусского Дома мод, я наблюдал за процессом, вникал в кухню, чтобы потом все это описать. Кстати, нигде и никогда я не встречал такого запаха перегара, витавшего над толпой молоденьких девушек-моделей, пришедших на отбор. Но это так, к слову.
Каким-то таинственным образом после окончания отбора я попал на закрытый банкет для спонсоров, партнеров и организаторов. Да не один, а с фотографом Сашей Ружечкой.

Банкет как банкет, необычно было только наблюдать за главным спонсором из Москвы. Я с такими персонажами тесно не общался, только слышал: в джинсах и пиджаке, из всех карманов натурально торчат скомканные пачки долларов, коньяк стаканами, сигара и так далее.

Прошло немного времени, Саша заскучал и начал фотографировать всё подряд и всех подряд . Спонсор из Москвы этого не замечал, а потом вдруг заметил:

― Это кто тут щёлкает?

― Я журналист из газеты «Имя». А это наш фотограф, между прочим, один из лучших в стране (а кто скажет, что нет?)

― Сделайте мне мои фотки. Только я утром уезжаю. Успеете?

Вы учтите, это 1997 год, никакой цифровой фотографии, у нас, по крайней мере, нет. Саша снимает на плёнку, которую надо проявить, а потом с нее отпечатать карточки. А времени уже 10 вечера. Поэтому я честно отвечаю: вряд ли успеем. Тогда он достаёт пачку денег, отстёгивает 100 долларов и даёт мне со словами «за скорость». Моя зарплата как журналиста в это время была 150 в месяц. Так что скорость обеспечили на уровне.

Я узнал, в какой гостинице и в каком номере живёт этот москвич, Саша поехал печатать фотки, а ночью я их забрал. Рано утром, в 7 часов, я постучал в номер. Долго никто не открывал, потом, как в кино, появилась заспанная взлохмаченная голова, в упор меня не узнавающая. Я молча отдал пакет с отпечатанными снимками, надо сказать, отличные получились карточки, и поехал с чистой совестью домой. Сотку баксов мы с Ружечкой разделили поровну, хотя он был недоволен: я, говорит, и снимал, и печатал полночи. А делим пополам. Я ему говорю: «Саша, ты снимал, факт. Но кто так шикарно продал тебя и твои фотки?»

Сейчас думаю: интересные времена были. Мы за пару часов сотку срубили на двоих, а кто-то миллионы зарабатывал. Но первые деньги запоминаются, это точно.

Первые деньги: обычные, большие и шальные

Post navigation


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *