Это совсем не фигуральное выражение. То есть любовь к этому мягкому сыру возникла не после прочтения какой-нибудь из книг Вайля и Гениса, а после того, как Пётр накормил меня им “с рук”. Шёл сегодня по Комаровке и увидел этот сыр. Собственно, тут у меня эта история и всплыла: когда я первый раз в жизни попробовал камамбер. В 1996 году я начал работать в газете “Имя”. Про это время можно рассказывать очень много интересных историй, и они будут, поверьте. А сейчас я вспомнил один эпизод, которым и хочу поделиться. В один из обычных дней в редакции “Имени”, тогда еще на пл. Свободы, спонтанно организовалась вечеринка. Собственно, это событие было совсем не выходящим из ряда вон, потому что практически каждый вечер мы с коллегами культурно отдыхали после сдачи материалов на редакторскую правку. Как раз тогда пивзавод “Крынiца” выпускал два сорта тёмного пива: “Старажытнае” и “Леў”, и мы очень активно его любили дегустировать. А некоторые так и начинали рабочий день с бутылочки-другой.

 

Мой фаворит в то время
Мой фаворит в то время
И это тоже любил. В общем, что было , то и пил)
И это тоже любил. В общем, что было , то и пил)

Надо сказать, что в ту пору в редакцию газеты “Имя” часто заглядывали гости, причём самого разного уровня: от городских сумасшедших и изобретателей вечного двигателя до экс-вице-премьера и народного депутата Виктора Гончара. И тут пробежала волна: к нам приехал Пётр Вайль. Для меня это было чем-то вроде явления легенды. Только на днях я читал про него у Сергея Довлатова и рассматривал довлатовские карикатуры на неразрывную пару “Вайль-Генис”, а тут раз – и вот он сам.

pic8 pic3 pic1

 

 

Заходит в редакцию, шутит, рассказывает анекдоты, какие-то смешные истории. Быстренько организовали выпить-закусить, собрались вокруг, человек восемь тогда нас было. И Пётр Вайль выставляет на скудный журналистский стол заграничные подарки: круглую коробочку из деревянного шпона, маслины, бутылку вина. Вы не подумайте, мы уже в 1996 году много чего иностранного пробовали. И маслины были не в диковинку, и настоящий ананас, а не из банки, тоже видели в магазине “Центральный”. Но вот такую баночку – первый раз. Вайль достал из коробочки кругляшок в вощёной бумаге и нарезал его на сегменты. Стало ещё непонятнее: сверху белое, внутри кремовое, что за фигня? Народ стоит, общается, налегает на вино и колбаску, а вот это не берёт. Мало ли, вдруг это пирожное какое или там десерт (ну ясен пень, десерт в том числе). Вайль это дело замечает, а так как я стоял ровно напротив, говорит мне: “Вы, молодой человек, не стесняйтесь. Берите камамбер”.

Не зря я в “Имени” занимался экстремальными репортажами! Взял и съел. А потом ещё. В общем, половину сыра я честно умял, потому что понравилось. Непривычно было поначалу, и к зубам липнет, но потом распробовал. С тёмным пивом “Старажытным” самое оно оказалось.

С тех пор я пристрастился к мягким сырам, к камамберу в частности. И к бри. Бри мне больше нравится всё же. Про про те сыры, которые во Франции на месте можно попробовать, я уже молчу. А что тут говорить?

Спасибо Петру Вайлю.

wayl

Как Пётр Вайль приучил меня к камамберу

Post navigation


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *